Return to Video

Что на самом деле происходит на границе между США и Мексикой и как мы можем это исправить

  • 0:02 - 0:03
    Два раза в неделю
  • 0:03 - 0:05
    я еду из дома, что рядом
    с городом Тихуана, Мексика,
  • 0:06 - 0:09
    через границу США в мой офис в Сан-Диего.
  • 0:09 - 0:13
    От резкого контраста между бедностью
    и отчаянием с одной стороны границы
  • 0:13 - 0:15
    и колоссальным богатством с другой
  • 0:15 - 0:16
    мне всегда становится не по себе.
  • 0:16 - 0:19
    Контраст становится ещё разительнее,
  • 0:19 - 0:23
    когда я проезжаю здание, которое мы,
    люди, работающие на границе,
  • 0:23 - 0:25
    называем чёрной дырой.
  • 0:25 - 0:27
    Чёрная дыра — это таможенно-
    пограничная служба,
  • 0:27 - 0:29
    или сокращённо БТПК,
  • 0:29 - 0:30
    на пропускном пункте Сан-Исидро
  • 0:30 - 0:33
    прямо по соседству
    с люксовым торговым комплексом.
  • 0:33 - 0:35
    Здесь в любой момент времени
  • 0:35 - 0:37
    находится около 800 иммигрантов,
  • 0:37 - 0:40
    запертых в ледяных, грязных,
    бетонных камерах под зданием.
  • 0:41 - 0:43
    Наверху: пакеты с покупками и фраппучино.
  • 0:43 - 0:47
    Внизу: реальность американской
    иммиграционной системы.
  • 0:47 - 0:50
    Именно там в один
    из сентябрьских дней 2018 года
  • 0:50 - 0:52
    я пыталась связаться с Анной,
  • 0:52 - 0:56
    женщиной, которую БТПК недавно
    разлучило с её семилетним сыном.
  • 0:57 - 0:58
    Я иммиграционный адвокат,
  • 0:58 - 1:01
    директор по политике
    и тяжбам в «Аль Отро Ладо» —
  • 1:01 - 1:05
    общественной организации, помогающей
    иммигрантам по обеим сторонам границы.
  • 1:06 - 1:09
    Мы уже встречались с Анной раньше
    в нашем офисе в Тихуана,
  • 1:09 - 1:13
    где она поделилась своими опасениями,
    что в Мексике её и её сына убьют.
  • 1:13 - 1:17
    Мы подготовили её к «сдаче» в БТПК,
  • 1:17 - 1:19
    чтобы попросить убежище.
  • 1:19 - 1:22
    Через пару дней после поездки
    Анны на пропускной пункт
  • 1:22 - 1:24
    мы получили телефонный звонок
  • 1:24 - 1:26
    от её встревоженных родственников в США.
  • 1:26 - 1:30
    Они рассказали, что сотрудники БТПК
    забрали у Анны сына.
  • 1:30 - 1:32
    Тут надо сделать отступление,
  • 1:32 - 1:35
    что сын Анны — особенный ребёнок.
  • 1:35 - 1:36
    Услышав эту новость,
  • 1:36 - 1:39
    я снова ощутила панику и тревогу,
  • 1:39 - 1:42
    которые, к сожалению, стали частью
    моей повседневной работы.
  • 1:42 - 1:45
    У меня было разрешение
    представлять Анну в качестве адвоката,
  • 1:45 - 1:47
    поэтому я помчалась на пропускной пункт,
  • 1:47 - 1:49
    чтобы поговорить со своим клиентом.
  • 1:49 - 1:52
    Но сотрудники БТПК не только
    не позволили мне поговорить с Анной,
  • 1:52 - 1:55
    но и отказались говорить мне,
    там ли она находится.
  • 1:55 - 1:57
    Я ходила от одного начальника к другому,
  • 1:57 - 2:00
    пытаясь предоставить доказательства,
    что сын Анны — особый ребёнок,
  • 2:00 - 2:03
    но никто не хотел со мной
    об этом разговаривать.
  • 2:03 - 2:06
    В голове не укладывалось,
    как люди могли делать покупки
  • 2:06 - 2:09
    рядом с местом, где решался
    вопрос жизни и смерти.
  • 2:09 - 2:13
    Я провела ещё несколько часов,
    пытаясь добиться ответа от БТПК,
  • 2:13 - 2:14
    и ушла.
  • 2:14 - 2:15
    Через несколько дней
  • 2:15 - 2:18
    я нашла сына Анны
    в системе патронажного воспитания.
  • 2:18 - 2:20
    А о том, что случилось с Анной,
  • 2:20 - 2:21
    я узнала только через неделю:
  • 2:21 - 2:24
    она нашлась в лагере задержанных
    в нескольких милях к востоку.
  • 2:24 - 2:27
    К слову, у Анны не было судимости,
  • 2:27 - 2:30
    и она следовала букве закона,
    когда просила убежище.
  • 2:30 - 2:33
    Тем не менее, миграционная служба
    удерживала её три месяца,
  • 2:33 - 2:35
    прежде чем нам удалось освободить её
  • 2:35 - 2:38
    и помочь ей воссоединиться с сыном.
  • 2:38 - 2:41
    История Анны — не единственная.
  • 2:41 - 2:44
    18-месячного мальчика Матео
  • 2:44 - 2:46
    отобрали из рук его отца
  • 2:46 - 2:49
    и отправили в отдалённый
    государственный приют,
  • 2:49 - 2:52
    где его едва мыли
    на протяжении многих месяцев.
  • 2:52 - 2:53
    Мальчика Амаду —
  • 2:53 - 2:55
    беспризорного африканского ребёнка —
  • 2:55 - 3:00
    28 дней держали со взрослыми
    в ужасающих условиях БТПК.
  • 3:01 - 3:03
    Самая ужасная история произошла с Марией,
  • 3:03 - 3:07
    беременной беженкой, которая
    восемь часов просила медпомощь,
  • 3:07 - 3:10
    после чего пережила выкидыш,
    находясь в БТПК.
  • 3:10 - 3:13
    Сотрудники БТПК удерживали
    её ещё три недели,
  • 3:13 - 3:15
    прежде чем отправить обратно в Мексику,
  • 3:15 - 3:17
    где она месяцами будет вынуждена ждать
  • 3:17 - 3:19
    слушания о предоставлении убежища в США.
  • 3:20 - 3:24
    Видя эти ужасы день ото дня, я изменилась.
  • 3:24 - 3:26
    Раньше я умела развлекаться,
  • 3:26 - 3:29
    теперь же на вечеринках
    я неминуемо рассказываю людям,
  • 3:29 - 3:32
    как наше правительство
    издевается над беженцами на границе
  • 3:32 - 3:34
    и в лагерях задержанных.
  • 3:34 - 3:36
    К слову, люди пытаются сменить тему
  • 3:36 - 3:40
    и хвалят меня за отличную работу, которую
    я делаю, чтобы помогать людям вроде Анны.
  • 3:41 - 3:43
    Но я не знаю, как помочь им понять,
  • 3:43 - 3:46
    что если они не начнут бороться —
    сильнее, чем можно себе представить, —
  • 3:46 - 3:50
    мы не знаем, кого из нас
    участь Анны постигнет следующим.
  • 3:50 - 3:53
    Массовые разделения семей беженцев,
    проводимые Трампом
  • 3:53 - 3:54
    на южной границе,
  • 3:54 - 3:56
    шокировали весь мир
  • 3:56 - 3:59
    и показали безжалостность
    иммиграционной системы США.
  • 3:59 - 4:00
    Сегодня, кажется,
  • 4:00 - 4:04
    всё больше людей борются
    за права иммигрантов.
  • 4:04 - 4:07
    Но, к сожалению, ситуация не улучшается.
  • 4:08 - 4:11
    Тысячи людей протестовали
    против разделения семей,
  • 4:11 - 4:13
    но правительство всё ещё разделяет семьи.
  • 4:13 - 4:16
    Более 900 детей
    были разлучены с родителями,
  • 4:16 - 4:18
    начиная с июня 2018-го.
  • 4:18 - 4:22
    Тысячи детей-беженцев
    были разлучены с бабушками и дедушками,
  • 4:22 - 4:25
    братьями и сёстрами и другими
    родственниками на границе.
  • 4:25 - 4:26
    С 2017 года
  • 4:26 - 4:30
    как минимум два десятка людей
    умерли, находясь под стражей.
  • 4:30 - 4:33
    И смертей будет ещё больше,
    в том числе детских.
  • 4:34 - 4:37
    Мы, адвокаты, можем и будем
    продолжать подавать иски,
  • 4:37 - 4:41
    чтобы правительство перестало
    издеваться над нашими клиентами.
  • 4:41 - 4:43
    Но мы не можем продолжать
    копошиться на грани закона,
  • 4:43 - 4:46
    если хотим, чтобы к мигрантам
    относились по-человечески.
  • 4:47 - 4:51
    Правительство уверяет,
    что мы должны разлучать семьи
  • 4:51 - 4:52
    и задерживать детей,
  • 4:52 - 4:56
    потому что тогда беженцы
    перестанут приходить к нашим границам.
  • 4:56 - 4:57
    Но мы знаем, что это не так.
  • 4:57 - 4:59
    На самом деле, в 2019-м
  • 4:59 - 5:02
    количество арестов у нашей южной границы
  • 5:02 - 5:03
    только возросло.
  • 5:03 - 5:05
    Каждый день на границе мы говорим людям:
  • 5:05 - 5:08
    «Если вы ищете убежище в Штатах,
  • 5:08 - 5:09
    вы рискуете отрывом от семьи
  • 5:09 - 5:12
    и задержанием на неопределённый срок».
  • 5:12 - 5:15
    Но для многих из них альтернатива
    представляется ещё хуже.
  • 5:16 - 5:20
    Люди просят убежище в Соединённых Штатах
    по множеству разных причин.
  • 5:20 - 5:23
    В Тихуане мы встречаем беженцев
    из более чем 50 стран,
  • 5:23 - 5:25
    говорящих на 14 разных языках.
  • 5:25 - 5:28
    Мы встречаем мигрантов ЛГБТ со всего мира,
  • 5:28 - 5:31
    которые не чувствовали себя
    в безопасности ни в одной стране.
  • 5:31 - 5:33
    Мы встречаем женщин со всего мира,
  • 5:33 - 5:36
    которые в своих странах не защищены
  • 5:36 - 5:39
    от жестокого домашнего насилия
    или подавляющих социальных норм.
  • 5:39 - 5:42
    Конечно, мы встречаем
    семьи из Центральной Америки,
  • 5:42 - 5:43
    которые бегут от бандитизма.
  • 5:44 - 5:46
    Ещё мы встречаем русских диссидентов,
  • 5:46 - 5:47
    венесуэльских активистов,
  • 5:47 - 5:51
    христиан и мусульман из Китая
  • 5:51 - 5:53
    и тысячи, тысячи других беженцев,
  • 5:53 - 5:56
    которые бегут от травли и пыток.
  • 5:57 - 6:00
    Многие из этих людей
    подходят под понятие беженцев
  • 6:00 - 6:03
    в международном праве.
  • 6:03 - 6:06
    После Второй мировой войны
    была создана конвенция о статусе беженцев
  • 6:06 - 6:09
    с целью защитить людей,
    которые бегут от травли,
  • 6:09 - 6:14
    связанной с их расой, религией,
    национальностью, политическими взглядами
  • 6:14 - 6:16
    или принадлежностью к социальной группе.
  • 6:16 - 6:20
    Но даже те, кто были бы признаны беженцами
    в международной формулировке,
  • 6:20 - 6:23
    не получат убежище в Соединённых Штатах.
  • 6:23 - 6:25
    Всё потому, что с 2017-го года
  • 6:25 - 6:29
    Генеральные прокуроры США внесли
    кардинальные изменения в закон об убежище,
  • 6:29 - 6:33
    чтобы меньшее количество людей
    могло получить защиту в Штатах.
  • 6:33 - 6:36
    В основном эти законы направлены
    на жителей Центральной Америки,
  • 6:36 - 6:38
    чтобы не дать им попасть в страну,
  • 6:38 - 6:41
    но они не щадят и беженцев другого рода.
  • 6:41 - 6:45
    В результате США часто
    депортируют беженцев
  • 6:45 - 6:48
    назад к травле и смерти.
  • 6:49 - 6:53
    США также используют аресты,
    чтобы сдержать беженцев
  • 6:53 - 6:55
    и не дать им выиграть судебные процессы.
  • 6:55 - 7:00
    Сейчас в Соединённых Штатах
    удерживаются более 55 000 иммигрантов,
  • 7:00 - 7:03
    многие из них — в отдалённых местах
  • 7:03 - 7:05
    вдали от юридической помощи.
  • 7:05 - 7:07
    А это очень важно.
  • 7:07 - 7:10
    Так как это гражданское,
    а не уголовное задержание,
  • 7:10 - 7:12
    тут нет системы защитников,
  • 7:12 - 7:15
    поэтому большинство задержанных
    иммигрантов не имеют адвоката
  • 7:15 - 7:16
    для помощи с их делом.
  • 7:17 - 7:19
    Иммигрант с адвокатом
  • 7:19 - 7:22
    имеет в 10 раз больше шансов на победу,
  • 7:22 - 7:23
    чем тот, у кого адвоката нет.
  • 7:24 - 7:27
    Как вы уже видели, и я ненавижу
    сообщать плохие новости,
  • 7:27 - 7:30
    но сегодня ситуация для семей
    беженцев стала только хуже,
  • 7:30 - 7:33
    чем была во время разделения семей.
  • 7:33 - 7:35
    С января 2019-го
  • 7:35 - 7:37
    США провели политику,
  • 7:37 - 7:41
    заставившую более 40 000 беженцев
    оставаться в Мексике
  • 7:41 - 7:44
    в ожидании слушания в Соединённых Штатах.
  • 7:44 - 7:47
    Эти беженцы, многие из которых — семьи,
  • 7:47 - 7:50
    вынуждены находиться в одних
    из самых опасных городов мира,
  • 7:50 - 7:52
    где их насилуют, похищают,
  • 7:52 - 7:54
    где у них вымогают деньги
    преступные группы.
  • 7:54 - 7:58
    Если они всё-таки доживают
    до слушания о предоставлении убежища,
  • 7:58 - 8:01
    менее чем одному проценту
    удаётся найти адвоката,
  • 8:01 - 8:03
    который поможет им с делом.
  • 8:04 - 8:09
    Правительство США объясняет низкий
    процент предоставления убежища тем,
  • 8:09 - 8:11
    что эти люди — не настоящие беженцы.
  • 8:11 - 8:15
    Но на самом же деле препятствием
    является закон об убежище США,
  • 8:15 - 8:17
    обрекающий беженцев на провал.
  • 8:17 - 8:20
    Да, не каждый мигрант
    на границе — беженец.
  • 8:20 - 8:22
    Я встречаю много экономических мигрантов.
  • 8:22 - 8:25
    Например, это люди, которые хотят
    поехать работать в Штаты,
  • 8:25 - 8:27
    чтобы оплатить лечение родителя
  • 8:27 - 8:30
    или учёбу ребёнка, оставшегося дома.
  • 8:30 - 8:33
    Всё чаще я встречаю
    климатических беженцев.
  • 8:33 - 8:37
    В частности, большое количество
    коренных жителей Центральной Америки,
  • 8:37 - 8:39
    которым фермерство больше
    не приносит доход
  • 8:39 - 8:42
    из-за катастрофической засухи в регионе.
  • 8:42 - 8:44
    Мы знаем, что сейчас
  • 8:44 - 8:47
    люди мигрируют из-за изменений климата
  • 8:47 - 8:49
    и что в будущем их станет только больше.
  • 8:49 - 8:53
    Но у нас просто нет правовой системы
    для такого вида иммиграции.
  • 8:54 - 8:57
    Было бы целесообразно для начала
  • 8:57 - 8:59
    расширить понятие беженца,
  • 8:59 - 9:02
    чтобы включить в него, например,
    климатических беженцев.
  • 9:02 - 9:04
    Но те из нас, кто могут выступать
    за такие изменения,
  • 9:05 - 9:06
    заняты исками против правительства,
  • 9:06 - 9:10
    чтобы сохранить существующую
    скудную правовую защиту беженцев.
  • 9:10 - 9:12
    И мы без сил.
  • 9:12 - 9:15
    И мы почти уже опоздали с помощью.
  • 9:16 - 9:17
    И теперь мы знаем,
  • 9:17 - 9:19
    что это проблема не только Америки.
  • 9:19 - 9:22
    Жестокие лагеря задержанных
    в открытом море в Австралии,
  • 9:23 - 9:28
    криминализация помощи мигрантам,
    тонущим в Средиземном море в Италии.
  • 9:28 - 9:31
    Страны первого мира идут на крайние меры,
  • 9:31 - 9:33
    чтобы беженцы не дошли до их берегов.
  • 9:34 - 9:37
    Они не просто ограничили
    определение беженца,
  • 9:37 - 9:40
    они создали параллельные правовые системы,
    напоминающие фашизм,
  • 9:40 - 9:44
    в которых мигранты лишены прав,
    являющихся основой демократии
  • 9:44 - 9:48
    тех стран, в которых они ищут убежище.
  • 9:49 - 9:51
    История показывает, что первая группа,
  • 9:51 - 9:55
    лишающаяся своих прав,
    редко оказывается последней.
  • 9:55 - 9:57
    Многие американцы и европейцы
  • 9:57 - 10:01
    принимают мутную, несправедливую
    правовую иммиграционную систему,
  • 10:01 - 10:03
    считая себя неприкасаемыми.
  • 10:03 - 10:04
    Но проходит время,
  • 10:04 - 10:08
    и эти деспотические идеалы
    отражаются и на гражданах.
  • 10:09 - 10:10
    Я знаю об этом не понаслышке.
  • 10:10 - 10:13
    Правительство США добавило меня
    в список особого контроля
  • 10:13 - 10:16
    за мою работу по помощи
    иммигрантам на границе.
  • 10:16 - 10:18
    В один из дней в январе 2019-го
  • 10:18 - 10:20
    я выехала из своего офиса в Сан-Диего
  • 10:20 - 10:23
    и пересекала границу, чтобы
    вернуться домой в Мексику.
  • 10:24 - 10:27
    У меня была действующая виза,
    но мексиканские служащие
  • 10:27 - 10:30
    остановили меня и сказали,
    что я не могу въехать в страну,
  • 10:30 - 10:34
    потому что иностранное правительство
    поставило предупреждение в мой паспорт,
  • 10:34 - 10:36
    назвав меня риском для
    национальной безопасности.
  • 10:36 - 10:40
    Меня задержали и допрашивали
    в грязной комнате много часов.
  • 10:40 - 10:41
    Я умоляла мексиканцев
  • 10:42 - 10:44
    разрешить мне вернуться
    в Мексику за моим сыном,
  • 10:44 - 10:47
    которому тогда было всего 10 месяцев.
  • 10:48 - 10:49
    Они мне отказали и,
  • 10:49 - 10:51
    вместо этого, сдали сотрудникам БТПК,
  • 10:51 - 10:54
    заставив вернуться в Соединённые Штаты.
  • 10:54 - 10:57
    У меня ушли недели на получение
    другой визы, чтобы вернуться в Мексику,
  • 10:57 - 11:00
    и я поехала на границу с визой в руке.
  • 11:00 - 11:02
    Меня снова задержали и допросили,
  • 11:02 - 11:05
    потому что в моём паспорте
    всё ещё стояло предупреждение.
  • 11:06 - 11:07
    Вскоре после этого
  • 11:07 - 11:09
    просочившиеся внутренние документы БТПК
  • 11:09 - 11:11
    подтвердили, что моё правительство
  • 11:11 - 11:14
    было причастно к выдаче того
    предупреждения против меня.
  • 11:15 - 11:18
    С тех пор я не ездила
    ни в какие другие страны,
  • 11:18 - 11:19
    потому что я боюсь, что меня задержат
  • 11:19 - 11:22
    и депортируют и оттуда.
  • 11:22 - 11:25
    Эти ограничения в поездках, задержания,
  • 11:25 - 11:27
    разлучение с моим ребёнком —
  • 11:27 - 11:31
    то, что я считала невозможным для себя
    как для гражданина США.
  • 11:31 - 11:35
    Но я далеко не единственная, кого
    сделали преступником за помощь мигрантам.
  • 11:35 - 11:38
    США и другие страны превратили
    спасение жизней в преступление,
  • 11:39 - 11:41
    и те из нас, кто просто
    пытается делать свою работу,
  • 11:41 - 11:45
    вынуждены выбирать
    между человечностью и своей свободой.
  • 11:45 - 11:47
    И больше всего меня
    приводит в отчаяние то,
  • 11:47 - 11:50
    что перед всеми вами стоит такой же выбор,
  • 11:50 - 11:52
    но вы этого ещё не осознаёте.
  • 11:53 - 11:55
    Я знаю, что в мире есть хорошие люди.
  • 11:55 - 11:57
    Я видела тысячи людей на улицах,
  • 11:57 - 11:59
    протестующих против разлучения семей.
  • 11:59 - 12:03
    Это очень помогло
    положить конец такой политике.
  • 12:04 - 12:06
    Но мы знаем, что правительство
    всё ещё разлучает детей.
  • 12:06 - 12:09
    И ситуация становится только хуже.
  • 12:09 - 12:11
    Сейчас правительство США
    борется за право
  • 12:11 - 12:15
    удерживать детей-беженцев
    в лагерях на неопределённый срок.
  • 12:16 - 12:17
    Это ещё не конец.
  • 12:17 - 12:20
    Мы не можем позволить себе
    не реагировать или отвернуться.
  • 12:21 - 12:23
    Те из нас, кто являются гражданами стран,
  • 12:23 - 12:27
    чья политика вызывает задержания,
    разлучение семей и смерть,
  • 12:27 - 12:30
    должны очень быстро определиться,
    на чьей мы стороне.
  • 12:30 - 12:35
    Мы должны требовать, чтобы наши законы
    уважали врождённое достоинство всех людей,
  • 12:35 - 12:39
    особенно беженцев,
    ищущих помощи у наших границ,
  • 12:39 - 12:42
    но также экономических мигрантов
    и климатических беженцев.
  • 12:43 - 12:46
    Мы должны требовать
    дать возможность беженцам
  • 12:46 - 12:48
    получить защиту в наших странах,
  • 12:48 - 12:50
    предоставив им доступ к адвокатам,
  • 12:50 - 12:52
    создав независимые суды,
  • 12:52 - 12:55
    которые не подчиняются
    политическим капризам президента.
  • 12:56 - 12:58
    Я знаю, что это трудно,
  • 12:58 - 13:00
    и я знаю, что это звучит банально, но...
  • 13:01 - 13:04
    мы должны позвонить
    нашим выбранным представителям
  • 13:04 - 13:05
    и потребовать эти изменения.
  • 13:06 - 13:08
    Я знаю, что вы это уже слышали,
  • 13:08 - 13:10
    но сделали ли вы тот звонок?
  • 13:10 - 13:12
    Мы знаем, что эти звонки играют роль.
  • 13:13 - 13:17
    Деспотические иммиграционные системы,
    которые строятся в странах первого мира,
  • 13:17 - 13:19
    являются проверкой их граждан.
  • 13:19 - 13:23
    Как далеко вы готовы позволить
    своему правительству зайти
  • 13:23 - 13:27
    в лишении людей прав, пока вы думаете,
    что с вами этого не произойдёт?
  • 13:27 - 13:30
    Когда вы позволяете им
    забирать у людей детей
  • 13:30 - 13:32
    без должной правовой процедуры
  • 13:32 - 13:35
    и удерживать людей сколь угодно,
    не давая им доступа к адвокатам,
  • 13:35 - 13:37
    вы не проходите эту проверку.
  • 13:37 - 13:39
    То, что происходит сейчас с иммигрантами,
  • 13:39 - 13:43
    только прелюдия к тому, к чему
    мы все придём, если не будем действовать.
  • 13:43 - 13:45
    Спасибо.
  • 13:45 - 13:50
    (Аплодисменты)
标题:
Что на самом деле происходит на границе между США и Мексикой и как мы можем это исправить
演讲者:
Эрика Пинейро
描述:

Длительные задержания и разлучения семей на границе между США и Мексикой превратили поиск убежища в Соединённых Штатах в сложный и опасный процесс. В этом откровенном и душещипательном выступлении адвокат по вопросам иммиграции Эрика Пинейро рассказывает о своей повседневной работе по обеим сторонам границы и делится историями, стоящими за печальной статистикой, включая её собственную историю ареста и разделения с сыном. Это призыв не забывать о людях, которые страдают из-за политики, а также, как говорит Эрика, предупреждение: «История показывает, что первые слои населения, которые оказываются втоптанными в грязь и лишёнными своих прав, редко оказываются последними».

more » « less
Video Language:
English
Team:
TED
项目:
TEDTalks
Duration:
14:03

Russian subtitles

修订